?

Log in

No account? Create an account
прага

мой молчаливый журнал

если долго молчишь, иногда хочется и поговорить


Previous Entry Share Next Entry
прага

о подростковой сексуальности в свете прошедшего 1 сентября

А не развязать ли нам скандальчик на тему набоковской Лолиты?
Она так вообще школу бросила в двенадцать лет.
Ну и по Набокову давно не проходились, чего уж там.
Поэтому пора расширить диапазон обсуждений и осуждений

Да, и немного мемуаристики, так сказать, чтобы оправдать заглавие.

Была у меня в детстве подружка, назовем ее Н.
Была она на год меня младше, но ростом выше и крупнее, хотя я тоже малым ростом не отличалась.
Впрочем, мы все тогда были крупными и поголовно назывались за это олигофренами акселератами.
(для не знающих слово "акселерат", поясню, что это что-то типа "индиго", но только не умеет двигать предметы силой мысли)

Н. была таким наивным и дерзким подростком (чуть постарше Лолиты), с уже явно оформляющейся фигурой, но абсолютно детским пухлым лицом, окруженным копной кудрей: большие круглые темно-карие глаза с темным загнутыми ресницами, нежно-румяные круглые щеки, красные сочные губы - настоящая кукла, у которой все кругло и пухло.
И вот эта кукла взяла да и влюбилась в одного артиста, назовем его В.
Артист этот стал широко известен после того, как снялся в одном очень популярном приключенческом фильме.
Но не в роли героя д`Артаньяна, а вовсе наоборот - в роли коварного антигероя. И хотя до этого эпохального фильма артист В. был достаточно известен в московских театральных кругах, и после этого фильма сыграл еще немало больших ролей в кино, но вот всенародную известность он получил после той самой роли.
Росту он был высокого, телосложения худого, голенастого, лицом красивым не обладал, и было ему уже за тридцать (старик по меркам подростка-школьника), но Н. говорила, что "у него лицо Христа!"
В те времена, вполне себе застойно-советские, лики Христа были знакомы подросткам по некоторым иллюстрациям из учебников истории средних веков и большим красивым альбомам по живописному искусству эпохи возрождения, поэтому слова Н. о внешнем сходстве говорили об очень высокой степени влюбленности.
И вот влюбленная Н. начала осаждать артиста В.
Она сбегала из школы и с занятий художественного кружка, чтобы оккупировать лавочку у подъезда В., она звонила на его домашний телефон днем и ночью и тягостно молчала в трубку, перемежая молчание шумными вздохами, она писала письма без подписи и засовывала их в почтовый ящик артиста, по вечерам стояла у служебного входа в театр, по контрамаркам и без оных проникала в зрительный зал, пыталась пробраться в гримерку...
Чего только она не делала, чего только не вытворяла. Родители Н. были в тихом ужасе: уже и школьная директриса вызывала их на беседы, собирались педсоветы и классные собрания, но все было бесполезно - любовь Н. к В. была сильнее всех директрис с районо вместе взятых, она была сильнее осадных орудий средневековых вояк, сильнее бурь и ураганов.
В. не выдержал и сдался. Он впустил ее в свою одинокую однокомнатную жизнь (да, В. был хронически одинок, несмотря на лик Христа и всенародную известность).
В. сдался, но пожениться они не могли, ведь Н. была еще школьницей и даже не десятиклассницей.
Дальше, видимо, после большого семейного совета, в который вынужденно вошел и артист В., было решено, что отношения будут оформлены сразу же, как только Н. закончит школу и получит аттестат - без аттестата замуж  выходить Н. не разрешили.
И Н. пришлось снова ходить в школу, и она получила аттестат, и тут же вышла замуж за В.

Кстати, о педофилии тогда никто даже и не подумал, потому что жертвой явно была не Н.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.