прага

мой молчаливый журнал

если долго молчишь, иногда хочется и поговорить


прага

Пока идет фейсбучная война над неостывшим телом команданте...

Havana Club - красивые наклейки
Рядами золотистыми блестят
С зеркальных полок, - помню, я-дитя,
Восторженно глядела.
- Ну, налей-ка!
И горлышком о грань стакана гимн звучал
В дань памяти Батисты-палача:
- За Кастро Рус!
И русская скамейка
Кубинской становилась сгоряча.
Ром - вот романтика, где океана синь,
Где пальмы, пляжи и пираты-черти,
Где сыновья и дочери рабынь
С мачете шли и пели "о muerte!"
И кинохроника шуршащая и флаг
С одной звездой - такой мы знали Кубу.
И был у Кубы той один лишь враг,
И друг один - мы были этим другом.
А позже - тишина, а в тишине - табак:
Сигары с ленточкой, сигары рубль штука,
О гильзе алюминьевой мечта,
Наивная мечта взять гильзу в руку.
Чуть позже - марки. Кляссер лег в портфель
С "Природоведеньем" и стопкою тетрадок.
В нем из "союзпечати" третий день
Разложен ряд кубинских ярких марок.
Да, еще сахар. Сахар-рафинад.
Белейший, как песок антильских рифов.
И, в общем, все. Все было только так,
Что было из реальности и мифов.

*это лишь констатация некоторых фактов моей собственной жизни - не более, но и не менее

прага

Город, в котором я больше не живу (3)

я в нем живу и не живу -
живу в другом, того уж нету,
как нет сентябрьских букетов
и старых яблонь, всех в цвету.
на месте театр, над театром флаг,
Екатерининский к Цветному,
и вроде бы мне все знакомо,
но все равно все здесь не так.

а там, где раньше старый дом
и старый двор, и старый тополь -
совсем другой, почти акрополь.
он помещается с трудом,
где мой стоял, глядел окном
на узкий переулок темный.
в нем старой печки зев огромный
скрывался белым полотном.

пол был скрипучим, из досок.
и с краской, стершейся изрядно,
глотал монетки плотоядно.
зато высок был потолком
с остатками былой лепнины.
и было в доме две картины,
и от иконы уголок...

http://spacetime.livejournal.com/361972.html

прага

***

я - не она, хоть в чем-то ей сродни.
но не восторженна, порой суха излишне;
и не могу заставить свои мысли
послушной речкой утекать в стихи.
хотя могла бы, будь они честны
и возникали бы подобно яркой вспышке.
но все не так, и чувства не мои.

боюсь не вынести я боли той в душе,
вернее - в голове от мыслей скачки.
я не поэт, и потому иначе
переживаю все: пережую - и нет.
и не заплачу Таней, что на мячик
глядит - на мячике сошелся свет.
я проще, я сложней - я не поэт.

прага

Просто хорошие стихи

Марина Гарбер
Б.А.
...И я лгала, себе казавшись той,
которую по имени не смею,
той самой, что везде брала с собой,
в себе носила ночь и день-деньской
и сон, и снег, и дом на Поварской,
и высоко вытягивала шею.

Я притворялась (мало ли причуд,
искусных трюков – из кармана брюк
так фокусник вдруг выпускает птичку),
я верила, с поличным не возьмут,
все купятся и перепродадут,
засаленную теребя страничку.

Я повторяла старенький мотив,
я в узкие протискивалась щели,
ремиссию кляня и рецидив,
и голос мой, как детские качели,
взлетал и таял, опускался, еле
живой, и повторял речитатив. ​

Я не была, и всё-таки была
криклива, но, по сути, безголоса,
как тот старьёвщик (не смотрите косо!),
себе из рук несведущих брала –
и двор, и дом, и глубину угла
чужого – без зазрения и спроса
я всё переплавляла на слова.

Улик? Их – как на ветке воробьев.
Чернеют папки судопроизводства:
где согрешила, не стесняясь сходства,
где блюдца наполняла до краёв,
пеняя на бездомность, на сиротство
(и даже это слово – не моё).

Я ночь ждала, её больных огней
(так под полой воровка заводская
выносит – что?), я приникала к ней,
потрёпанный словарь не выпуская.
И чем темней, тем делалась родней
чужая речь. Как дом. И Поварская –
невиданная мной – была моей.

прага

***

хороводами, круговодами ветер листья опавшие гонит,
перебежками между лужами ухожу от желтой погони.
убегаю, спешу, спотыкаясь, - среди букв, запятых, многоточий
прячу лета воспоминания, как последний зеленый листочек;
небо хмурым висит пологом, зацепившись за крыши сити,
под ногами блестит золото на неровном асфальта графите.
утечет скоро в землю зелень, превратится в пепел злато,
и задует другой ветер, полетит с небес божья вата.
набросает ее ветер в лужи, застеклит все слюдой мерзлой,
и тогда загрущу я о золоте в серой, в зимней Москве промозглой

прага

Новые стихи и песни для новых детей нового времени на старый лад

наш мединский так уж мал, так уже мал,
что на кресле министерском
стал писателем известным,
как желал, как желал

наш мединский так уж мал, так уж мал,
что из школьных сочинений
дисер сляпать на колене
заказал, заказал

наш мединский так уж мал, так уж мал,
что надевши фрак с цилиндром,
быть историком он видным
возжелал, вот скандал!

прага

164 см

Когда он Маленький, такой реально Маленький,
Когда играют все, а мальчик будет баиньки,
Когда на великах народ, а он - в песочнице,
Хотя на велике ему ужасно хочется...
Там пацаны у лавочки кидают ножичек,
А он у бабушки сидит и ест творожничек.
Он ест творожничек, кефир в стаканчике,
И галстук-бабочка на Крошке-мальчике.
Вихры пострижены, вихры приглажены,
Штанишки с стрелками, и руки влажные
С смычком и скрипочкой, жилетка черная;
А там, на улице, шпана задорная
Карбид сворованный кидает в лужицы,
Но дома Маленький, ему недужится.
Мальчишкам уличным плевать на химию,
А он - профессорский, он уязвимее,-
Сидит над толстою и умной книжкою,
А в школе дразнятся все коротышкою.
Вот развеселая пора студенчества,
Но кто-то в вечное попал младенчество:
Есть и ледзеппелин, дипеплы с саббатом,
А только влюбятся девчонки в лабухов,
Уйдут по парочкам в свои интимности,
И только Маленький опять с невинностью
На дискаче в углу как лох потопчется -
Ах, как же вырасти немножко хочется.
...
Полтинник минул уж, платформы в кедиках,
И стал практически опять наследником.
Эх, быть чуть выше бы, хотя бы чуточку
Хоть чуть повыше быть, чем дом для уточки

прага

Кто стучится в мыло мне? Неужели дед Пихто?

Сегодня на мыло мне пришло письмо.

изучаем дальшеCollapse )


прага

о подростковой сексуальности в свете прошедшего 1 сентября

А не развязать ли нам скандальчик на тему набоковской Лолиты?
Она так вообще школу бросила в двенадцать лет.
Ну и по Набокову давно не проходились, чего уж там.
Поэтому пора расширить диапазон обсуждений и осуждений

Да, и немного мемуаристики, так сказать, чтобы оправдать заглавие.

Была у меня в детстве подружка, назовем ее Н.
Была она на год меня младше, но ростом выше и крупнее, хотя я тоже малым ростом не отличалась.
Впрочем, мы все тогда были крупными и поголовно назывались за это олигофренами акселератами.
(для не знающих слово "акселерат", поясню, что это что-то типа "индиго", но только не умеет двигать предметы силой мысли)

Н. была таким наивным и дерзким подростком (чуть постарше Лолиты), с уже явно оформляющейся фигурой, но абсолютно детским пухлым лицом, окруженным копной кудрей: большие круглые темно-карие глаза с темным загнутыми ресницами, нежно-румяные круглые щеки, красные сочные губы - настоящая кукла, у которой все кругло и пухло.
И вот эта кукла взяла да и влюбилась в одного артиста, назовем его В.
Read more...Collapse )

прага

Наблюдения за живой природой

ночью туман клочьями ватными
упал на лес и дома.
стекает с ветвей на замшелые доски,
а сверху смотрит луна.
а у луны край обгрызен,
молодой и румяный край, -
наверное, это небесные мыши
нашли луну-каравай.

да, в хозяйстве небесном порядка мало:
и нитки у звезд совсем истлели -
падают с черного подола где попало
серебряной канителью.
и скоро-скоро голодные мыши
изгрызут всю луну до последней крошки,
и только оставшиеся звезды-пуговицы
будут с неба безлунного смотреть в окошко

тогда-то и наступит осень

прага

Сон про не сон

На великой части суши, в уши затолкав беруши, чтобы лишнего не слышать вместо правильных речей, спит, за веком век сменяя, ничего не изменяя, дабы вдруг не стало хуже, целый хулиард людей.
По привычным по устоям спят и летом, и зимою, и с соседкой, и с женою, и во сне, и наяву. В театрах спят и в избиркомах, на похоронах знакомых. Спят, когда идут женится или даже водку пьют.
Иногда один проснется, оглядится, ужаснется, пробубнит про наважденье или про особый путь и опять уснет покрепче, чтобы взрослые и дети, лейтенанты и майоры, генералы, прокуроры, судьи и антрепренеры и, конечно же, актеры без забот могли вздремнуть.
Все здесь тихо, все здесь мирно, все стоят по стойке смирно и лежат по стойке смирно - по-другому не моги. Обложившись мягкой ватой, спят студенты и солдаты, Арлекины и Мальвины, и водители дрезины, и врачи, и пациенты, атеисты и попы.
Ну а где-то за кордоном, за высоким за забором, за глубокой синей лужей, что зовется океан, говорят,  враги не дремлют. И, конечно, это скверно. Вот бы спали - было б лучше. Было б лучше им и нам. Но они не спят, заразы. Диверсантские спецназы то и дело шлют в пределы Беспробудной стороны. Но на это - сон лишь крепче: "Не дождетеся вы, черти! Нас пробудит только чудо,только чудо, но не вы!"

прага

Пиво, вода и пользователи.

Сверху посыпает мелкой водяной пылью, потому трое стоят под кленом, а не сидят на лавке у качелей.
Дождь дождем, но мировые проблемы отложить нельзя - очередная пустая бутылка мягко падает на сырую землю к своим предшественницам, и голос продолжает:
- А тут будет такая штука,- говорящий немного покачивается, видимо, от непреходящего волнения, - пользователь видит ее и нажимает, и тогда...
Товарищ рассказчика забирает из его рук бутылку и пытается рассмотреть на просвет, сколько осталось живительной влаги. Влаги, по всей видимости, осталось достаточно, поэтому он заботливо отводит руки говорящего в стороны и, ласково прерывая рассказ, подносит горлышко к уставшим губам - пей, пей.
Рассказчик на мгновение отвлекается, приникает к горлышку, отхлебывая, и продолжает:
- И вот, такая штука...
Горлышко вновь приближается к его рту - ну, еще один глоточек.
Словно трепетная мать над младенцем, зашедшемся в плаче, склоняется добрый товарищ над своим непутевым другом - пей, пей, смочи усталое горло.
Еще один глоток сделан, бутылка повернута к свету фонаря, пробивающемуся сквозь кленовые листья: пуста!
Уставший до бессилия от выполненного долга, поилец приваливается к стволу.
Третий, что стоит в самой тени, вступает в беседу:
- Да, это очень интересная проблема, очень, но, может, уже хватит? - голос третьего неожиданно и оскорбительно трезв.
Разработчик программы, поняв всю тщетность своих объяснений, роняет голову на грудь; привалившийся к стволу с трудом приподнимает голову, чтобы взглянуть на неожиданно трезвого третьего...

Сверху посыпает мелкой водяной пылью, а под деревом, у самого ствола, тихо лежат пустые источники вдохновения, которое приходит не ко всем.

прага

на детской площадке у дома привычно все так и знакомо...

а на улице пьяные стоны
разрывают безглазую тьму:
- что там? кто там? о чем разговоры?
- темнота там, кто там - не пойму...
а ритмичные звуки стенаний
не дают ни уснуть, ни вздремнуть:
- кто там? что там? безмерно страданье
не нашедшего в сумерках путь!
чу! лампада чуть-чуть разгорелась,
осветила слегка полигон...
вот он, вот он! у детских качелей!
а она? нет ее, только он.
он один, прислонился к оградке,
наклонился к пожухлой траве,
и печалится страстно и сладко
в этой темной июльской Москве

прага

Вот - новое! А старое - долой!

а в Собянинске снова дожди
освежают озонной прохладой,
и бегут по бульварам ручьи
и тихонько шумят водопады.
а на Трубной - озерная гладь,
скоро лебеди будут селиться.
как люблю тебя, новая власть,
за заботу о древней столице.
новый облик ее незнаком,
но заборов зеленые сетки
украшают собой каждый двор -
это нового времени метки.
старой плитки уже не видать,
а над новой - потоком бурлящим,
и таким, что уж не убежать,
а рекой, и рекой настоящей
льется бурная резвая жизнь,
размывая песок заскорузлый
это новая, лучшая жизнь,
и другой нам отныне не нужно!

прага

Экономист зенитно-ракетных войск

из Москвы в Петербург ехал царь Иоанн
был он грозен на вид и немножко тиран
его сын заболел, кашлял громко, чихал,
потому Иоанн его взял на вокзал
им в купейный вагон за орловский бюджет
губернатор Потомский устроил билет
но до Питера сына, увы, не довез
этот царь Иоанн - старый был паровоз
вот бы был самолет, все б сложилось окей,
и не думали б люди, что царь был злодей...


прага

Маленькая оптимистическая ночная серенада

отболели, отыграли, пролетели,
все пройдет - как Евро, мундиаль,
как Мутко пройдет, как нано-рос-артели,
и не думаю, что станет мне их жаль.
этих скреп придуманных бездарно
выйдет срок, - растают все, как дым.
и в стране, психозами охваченной,
только Ленин будет вечно молодым.
мы по кругу двинемся по новому -
вдруг кривая выведет на путь?
только вот футбол играть не будем мы,
обещай, прошу, и не забудь.

прага

Роман «Кукуц» Иванов без «Яндекса» запустил блог-поиск по ЖЖ 2000-2015 годов

А вот, люди, хороший человек и один из первых древних в медленно тонущем в новой попсе ламповом ЖЖ kukutz сделал доброе дело для всех, а не только для себя одного и нескольких рядом сидящих.
Хороший человек Кукуц дал вам, люди, то, что отнял Яндекс - поиск по блогам!


"Я считаю, что в ЖЖ случилась или как минимум нашла своё отражение почти вся русскоязычная культура нулевых годов. Культурное значение этого архива трудно переоценить. Когда «Яндекс» закрыл поиск по архивам, я очень огорчился, поскольку убеждён, что этот архив должен быть сохранён для человечества. Ну и попросил у «Яндекса» архивы. А «Яндекс» внезапно согласился и дал их. Последние полгода я с несколькими другими волонтёрами программировал этот самый поиск и вроде бы довёл его до вменяемого состояния."
https://roem.ru/14-06-2016/226387/not-yandex-lj-search/

Пользуйтесь, люди, LJ Search и говорите спасибо доброму человеку Кукуцу-Роману Иванову


прага

***

кто разверз на небе хляби,
кран с резьбы сорвал не глядя,
и ушел или забылся
под унылый стук дождя?!
и теперь вторые сутки
льются с неба чьи-то шутки,
безответственные шутки
нелюдского бытия!
кто пригнал к нам эти тучи?
ведь без туч нам было лучше!
ну, не то чтоб идеально,
но не мокро день деньской.
а теперь сидим по норам!
их покинем мы не скоро,
а лишь в день, когда всевышний
счетчик включит водяной.
ведь не могут же бесхозно
литься с неба эти слезы,
ведь когда-то будет ведро,
прекратится эта жуть...
долгожданный солнца лучик
вдруг порвет на части тучу,
и тогда жара наступит,
мы погреемся чуть-чуть!
но жара - источник скуки,
от нее сплошные муки:
полетят в окошки мухи,
пыль в окошки полетит,
и тогда про дождь мы вспомним,
возжелаем громов, молний,
возжелаем зонт и боты
и любимый дождевик.

прага

На подходе лето...

Вот и закончились очередная неделя. Была она ничуть не интереснее предыдущих.
Из полезного: в субботу успела покосить траву на участке. Из бесполезного: руки изодраны, ноги болят даже пальцами.
Вам - две загадочных фоточки из середины и конца данного условного отрезка времени
...Collapse )

прага

***

с каштанов капают цветки увядшим воском,
и горько-терпким от дождя Москвы стал воздух.
зонтов блестящих купола на Самотеке,
и лишь вода вокруг, вода сплошным  потоком,
тяжелым сумрачным шатром сомнулись клены,
бродяжек пряча под собой или влюбленных...

шумит, не спит среди ночи безумный город,
а я усну и погружусь в свой личный морок

 

?

Log in